May 4th, 2016

половина

лихие 90-е



Все у меня не как у людей. Народ вспоминая 90-е говорит трудностях, о том что жрать было нечего, о безработице и вообще удивляются как сумели выжить. Для меня же 90-е это много работы, заработок, море возможностей и вообще - замечательное время. Ну с работой это специфика профессии. Официальной работы практически не было и официально я получал зарплату которой на жизнь явно не хватило бы. Дело в том, что основные поставщики заказов для нашей мастерской это музеи, а тогда музеи не финансировались и еле-еле выживали. Но для нас появление класса богатых - новых русских обернулось удачей. Любой нувориш первым делом начинал скупать антиквариат и на этом развернулся антикварный бизнес. Но для того, чтобы продать необходима реставрация. Вот тут то мы и пригодились. Работы было много и работа была интересная. Несколько отличалась от музейной реставрации, но в том то и был интерес. Если работа для музея предполагает точное восстановление исторического облика и не допускает малейшего отклонения от оригинала, то в коммерческой реставрации большая свобода для личного творчества. Никого особо не интересует историческая достоверность, главное чтобы из стиля не выбивалось а в остальном - полная свобода. Да и в плане производства стало легче - любые необходимые материалы стало возможно купить безо всяких проблем. Так как официально мы были государственной организацией, то проблем с кримминальными структурами как то не возникало. Как объект крышевания мы для них не существовали. Да и нашему начальству такое положение дел было выгодно - мастерская не распадается и скандалов из за отсутствия зарплаты мы не устраиваем. Вот так и жили между небом и землей. Действительно - кому война а кому и ...
половина

бабушка



сегодня исполняется 100 лет со дня рождения моей любимой бабушки. Ольга Павловна Мягкова. Баболя.



Не знаю кто первым ее так назвал, но в этом семейном имени больше любви и почитания, чем в самых возвышенных речах.

Родилась бабушка в крестьянской семье в саратовской губернии. И была двенадцатым ребенком из тринадцати. Правда после войны их осталось только пятеро. Я знал двоих - Клавдию и Александру. Они иногда приезжали к нам. С остальными бабушка переписывалась и связь в общем не теряла.

Баболя была самым добрым и душевным человеком из всех, кого я знал. Таких людей не бывает. А если и бывает, то один на миллион. Можно сказать, что я предвзято отношусь к своей бабушке и необъективен. Ну какая бабушка не любит и не балует внуков? Да, это конечно так, но то же самое о ней говорили все, кто ее знал.

Дед был кадровым офицером и жизнь их была не такая уж легкая. Первое (и единственное) жилье они получили уже когда у них были две дочки. Это моя мама Роза и тетушка Тамара. До этого жили в казармах. Причем комнату в коммуналке они получили по личному приказу Буденного. Он как то приехал в часть с проверкой и увидел детей офицеров прячущихся за какими то кустиками и приказал выделить семьям офицеров жилье. Портрет Буденного висел у них в комнате около двери и Тамара боялась огромных усов командарма и обходила портрет по стеночке. Дед погиб уже после окончания войны. В сентябре 45-го. Это был конечно страшный удар. Бабушка с тех пор закурила. Она получив похоронку сидела на кухне полуживая и кто то из соседок дал ей папиросу - на мол закури, полегче будет. Так она всю жизнь и курила. Перед глазами стоит картинка - бабушка сидит на кухне возле окна, курит и смотрит во двор. Курила она папиросы "Север". Деда она никогда не забывала, его портрет всегда висел над ее кроватью и у нее не было вещи дороже этой фотографии. Когда мы хоронили бабушку, то портрет деда положили к ней в гроб. С этого времени бабушка всю себя посвятила дочкам - вырастить, дать образование, сделать их настоящими людьми. А потом появились внуки и бабушка отдала себя нам. Нас у нее пятеро, мы с братом и три внучки, наши двоюродные сестры. Да, у деда было две сестры, Арина и Павла, так бабушка держала с ними связь и они примерно раз в год бывали у нас в гостях. Они ее очень любили и уважали - Оленька редкой души человек. Когда родились уже и я и Лешка и маме пришло время выходить на работу после декретного отпуска стал вопрос- куда нас девать? С детским садом тогда была напряженка, так бабушка за один день уволилась из типографии, где работала переплетчицей и устроилась уборщицей, чтобы работать по вечерам а днем сидеть с внуками. Я так думаю, что это настоящий подвиг. Бабушка вообще всю свою жизнь посвятила другим, ничего не прося для себя. Сначала она жила у себя в коммуналке и к нам приезжала только днем, но потом мы съехались и бабушке стало легче, да и нам лучше.

Я очень многим обязан Баболе и в бытовом плане - ну там умею готовить, шить,мужская работа по дому, всему я научился в детстве от бабушки. И ведь она никогда не заставляла что то делать, не указывала, не понукала, все как то само собой получалось. И в плане мировоззрения, отношения к жизни, я тоже во многом обязан бабушке, ее примеру. Она никогда не ругалась и не наказывала, но ослушаться ее было просто немыслимо. Баловать она нас не баловала, а просто давала свободу, в меру, конечно, главное чтобы не разбились и не покалечились. Когда наши с братом игры принимали совсем уж разрушительный характер (ну мальчишки же) она как то незаметно подключалась и переводила нашу деятельность в мирное русло. Вообще то если надо бабуля могла быть очень грозной. Но это только в том случае если кто то обижал детей, причем не обязательно своих, но и других тоже. Если что то подобное случалось во дворе, то бабушка выскакивала на улицу и задавала "негодяю" такую трепку, что он убегал поджавши хвост и испуганно оглядываясь. Правда после этого она долго приходила в себя и ей нужно было то валерьянки принести, то валокордина накапать. Вот такое у нее было отношение - через себя переступить, но за детей заступиться. Бабушка никогда (ну почти никогда) не принимала участие в старушечьих посиделках во дворе, но ее там очень уважали и считались с ее мнением.

Вообще то Баболя это идеал бабушки - добрая,душевная, никогда не наказывает и всегда принимает твою сторону.

Когда бабушка умерла весь мир потерял краски, я совершенно серьезно, я перестал различать цвета и все вокруг было черно-белым и звуки пропали, то есть если ко мне обращались, я слышал, а вот шумы, ну там машины, пение птиц, все пропало, мир погрузился в траурную тишину. И было огромное горе и злость на себя - ну почему я не могу ничего сделать! Вот уже 36 лет как бабушки нет, а я, да и брат с сестрами вспоминаем Баболю с теплотой и светлой грустью. И все таки это счастье, что у нас была такая замечательная бабушка.

</div>
</div>