June 8th, 2016

половина

самый симпатичный во дворе

Дворовая песня о жестокой жизни. Полагалось исполнять с невероятной тоской в голосе.






В доме восемь на Тверском бульваре 
Ясно было даже детворе,
Что из сто седьмой квартиры парень 
Самый симпатичный во дворе.

Тщательно приглаживая чёлки, 
Вздохами пронзая тишину,
Самые красивые девчонки 
Сообща вздыхали по нему.

Не играл для них он на гитаре 
И не рвал тюльпанов на заре,
Проходил он даже мимо Тани, 
Самой симпатичной во дворе.

А когда поглядывал на Таню, 
Говорил товарищам в саду -
С Танькою встречаться я не стану, 
Я себе красившее найду.

И теперь один по свету бродит, 
И никто ему не по душе,
Понял он, что лучше Таньки нету, 
Только Танька замужем уже.

Снова листья клёна на бульваре 
Распустились, словно на заре,
Что же ты со счастьем сделал, парень, 
Самый симпатичный во дворе.
половина

встреча

написано для сказочного месяца


Писатель решил написать новую книгу. То ли вдохновение пришло, то ли деньги кончились, в общем стал писать. Сюжет
давно вертелся в голове, герой был старый, проверенный, учавствовал уже в трех книгах, с подбором слов тоже проблем не возникало. И только он написал первые две фразы будущего бестселлера как раздался звонок в дверь. Чертыхнувшись писатель поплелся открывать. Перед ним стоял молодой мужчина, высокий, мускулистый.
- Здравствуй, автор.
- Здравствуйте. Не имею чести... Вы кто?
- Как это не имею чести? Сам меня придумал а теперь в несознанку пошел? Я Ставр Непобедимый. Помнишь такого?
- Помню. Герой трех моих книг.
- Во во. Я самый и есть.
- Не может быть. Вы... Ты же литературный персонаж, ты же только в книге существуешь.
- Ну в книге это конечно. Но знаешь ли ты, что все написанное существует в специальном мире. Стругацких читал?
- Конечно. Так вот оно...  Так как же ты... сюда попал?
- Есть способы. Волшебника попросил, он меня и перебросил.
- Какого волшебника?
- Да мало ли. Мерлина, Дамблдора, Гендальфа, да сэра Макса наконец. Не важно. Автор, дело к тебе есть. Ты я чувствую новую книгу задумал, так знай - я против.
- Как это против?  Я книгу пишу, я творю. А он видите ли - против.
- Конечно, ты напишешь, а я таскайся пешкодралом, с драконами дерись, колдунов этих черных побеждай. Сил моих больше нет. Надоело. Хочу спокойной жизни. Напиши любовный роман. Хочу любви.
- Понимаешь, роман уже в планах издательства стоит. Приключенческое фэнтези. Да и не умею я любовных романов писать, это больше по женской части... А давай я любовную линию введу?
- Ну, разве... Только чтоб она была шатенкой, остроумная, веселая. И не надо мне принцесс или там дворянок, гонору у них - не оберешься. И крестьянки не надо, они только о коровах да о покосе думают. Пусть будет горожанка из мастеровых. И, это, чтоб грудь была маленькая, а то вы нафантазируете вымя четвертого размера и ходят они - на поворотах заносит.
- Хорошо. Понял. Будет тебе шатенка из мастеровых.
- Да, автор, насчет спутников.
- Что, спутников?
- Да вечно гномы с эльфами. Гном - бочонок бородатый, жрет в три горла и вечная песня о былом величии гномов, с ума сойти можно. Эльф - заносчивый, слова в простоте не скажет. Давай кого попроще. А?
- Понимаешь, законы жанра. Разнообразие должно быть. Но я обещаю - ребята будут простые, компанейские. Тебе понравится.
- Ну ладно, раз компанейские.
- Значит договорились? Я пишу?
- Ладно, договорились. Но давай, писатель в последний раз.Надо же исовесть иметь. Я не двужильный. На покой пора. Ну, раз договорились, то пойду я. А ты пиши но помни что обещал.
- Конечно конечно, все сделаю.
Ставр встал и тяжело ступая выщел из комнаты. А писатель сел за стол и принялся обдумывать новый поворот сюжета, ка сделать эльфа компанейским и куда, чет возьми, вставить любовную линию. Да еще головная боль - придумывать нового героя. Но это потом. А сейчас - работать!