March 3rd, 2017

линии

цитата на сегодня





Мой отец любил поговорку: "Раньше ляжешь, раньше встанешь, а кто рано встаёт, тому Бог даёт".
Но ему Бог ничего не дал. Наверное, мне стоит попробовать всё с точностью до наоборот, думал я.

Чарльз Буковски «Хлеб с ветчиной»
колпак

ностальгии пост



Вот, увидел рисунок и какое то ностальгическое чувство проснулось. В этом рисунке в общем то нет ничего особенного я даже не знаю иллюстрация это или просто фантазия художника, не в этом дело. Дело в том, что именно этот рисунок я использовал для оформления обложки одной из первых сделанных мной книг. Это была подборка фантастических рассказов из журнала Наука и Жизнь. Сделать книжный блок было просто, хотя тогда у меня еще не было станка для переплета, пресс заменяли две фанерки со струбцинами, обрезать блок приходилось обычным ножом. Но книге же нужна обложка, неинтересно сделать просто безликий том. Эту картинку я нашел в журнале, не помню то ли Америка, то ли Гутен Таг. Изображение аккуратно вырезал по контуру ножницами, ювелирная надо признаться работа, потом аккуратно наклеил на подходящий по размеру лист цветной бумаги, в данном случае бумага была серебряная, написал название, особо не мудрствуя назвал книгу Фантастика. Прозрачной пленки чтобы накрыть изображение у меня тоже не было, так что покрыл все это дело лаком. Книжка получилась на загляденье, по тем временам (середина 70-х) очень необычная. Кннига до сих пор стоит на полке и ничего с ней не случилось.

А вот сейчас случайно увидел картинку и какое то доброе и приятное чувство проснулось.
лев

овечки



Семен Васильевич Калидоров третий час безуспешно пытался заснуть. Наконец он решил прибегнуть к самому действенному способу заснуть - считать овец.
- Триста двадцать пять овец... триста двадцать шесть овец... триста...
Овецки послушно прыгали за неимением забора через кровать стараясь производить как можно меньше шума. Надо сказать, что считаемых овец не было в том количестве, которое насчитал Семен Васильевич, где ж им было уместиться в небольшой спальне. Так что на самом деле овечекк был всего один десяток и они все прыгали в порядке живой очереди. Надо ли говорить, как они устали, особенно когда счет пошел уже на седьмую сотню.
- Шестьсот пятнадцать овец...
- Ой, девки, лучше пристрелите меня - сказала одна овечка.
- Терпи, всем тяжело - ответили ей
- И чего он не спит то!
- Всем тихо! - подал голос козел возглавляющий маленькую отару - еще немного и уснет.
- Как же, уснет... - сказала еще одна овечка, зацепилась копытом об одеяло и с грохотом упала на пол.
- Ну что ж ты неловкая какая! - козел.
- А ты бы сам попрыгал, сил моих больше нет.
- Мне прыгать не положено.
- Ага, начальник он.
В это время еще две товцы столкнувшись падают на пол. Овечье терпение конечно велико но далеко не бесконечно. Вот тут ему пришел конец.
- Козел! - сказали овцы хором - пора наркоз применять.
- А может еще немного попрыгаете? - замялся козел. За применение экстраординарных мер воздействия ему могло не поздоровиться.
- Нет! Дружно ответили овцы.
- Ну ладно, разойдись - сказал козел, подошел к кровати и впечатал копыто в лоб человеку.
- Шесть... хр-р-р!
- Ну вот, сразу бы так... Пошли отсюда, неделю на вызовы ходить не буду...