михаил петров (mihpetrov) wrote,
михаил петров
mihpetrov

книги



Книга — это то, про что всем талдычат ещё в детстве. Проще говоря, стопка бумажек, на
которых можно рисовать кораблики, а если мамка не видит, то делать их из её страничек
и пускать по весенним лужам! Их так много! И их заставляют читать (да какой дурак их
столько написал)!
Всё начинается безобидно: «А вот щас я узнаю, откуда берутся дети!»


Книга давно стала всем поперёк горла. Упоминания о её влиянии датируются такими
волосатыми годами, когда были ещё берестяные грамоты и глиняные таблички. Изначально,
Человек разумный, ползая на четвереньках, и перебирая любимые цветные мишки, мартышки
и шарики, подсунутые мамками, вдруг напарывается!… На книжку!

Начинается невосстановимый процесс. Незаметно для окружающих, детёныш теряет связь с
родителями, которые любят его всей душой (бывает, правда, выпивают) которые готовы ему
душу отдать! Но дитё, начитавшись невнятных значков её пропахшей запахом свободы
бумагой, становится полным оторвышем, не понимающим основные постулаты Министерства
всеобщего усреднённого образования.

Книга — устоявшийся в веках символ вреда, источник ума (от которого горе!), источник
знаний, от которых многие печали, знаний уходящих корнями в давние века, и которые
давно пора забыть новому поколению, пользующимися предохранительными средствами с
шестого класса. С книгами боролись Джедаи всех веков, рвали, запрещали указами, жгли
на кострах и отдавали в спецхранилища, когда дров уже не хватало. Но вывести их
оказалось также трудно, как тараканов. Цивилизация не нашла способа избавиться ни от
одних, ни от других.

Вред книг не поддаётся исчислению. Представьте, разве мог бы дойти до нас вред от
стихов придворной японской дамы:
* * *
В холодных небесах
Вишнёвым цветом притворился
Порхающий снежок…
И мне на миг повеяло
Весною…

Начинается глупость. Это вспоминается зимой, это вспоминается летом, это вспоминается
при другой даме. И дама уже кажется недостойна этого снежка, который притворился
вишнёвым цветом… Облом! А дама неплоха, сисяста, о блин, если бы не снежок!

Это волшебное вредное свойство было подхвачено всякими приспособленцами типа Пушкина:
* * *
Товарищи! мы выступаем завтра!
Из Кракова. Я — Мнишек, у тебя
остановлюсь в Санборе
на три (! прим. ред.) дня.

Всё пропало! Да и Хрен бы с ними обоими, но это остаётся для будущих поколений!

Поэтому кажутся значимыми великие слова:
Не знаю уж, для чего нужна Русская художественная проза. Только не для развлечения.

                                                



спер в абсурдопедии
Tags: наблюдение, спер
Subscribe

  • цитата на сегодня

    Года четыре Был я бессмертен. Года четыре Был я беспечен, Ибо не знал я о будущей смерти, Ибо не знал я, что век мой не вечен. Вы, что умеете…

  • цитата на сегодня

    В восемнадцать наши убеждения подобны горам, с которых мы взираем на мир, в сорок пять – пещерам, в которых мы скрываемся от мира! Фрэнсис Скотт…

  • цитата на сегодня

    У профессиональных игроков Любая масть ложится перед червой. Так век двадцатый — лучший из веков — Как шл*ха упадёт под двадцать первый. Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments