михаил петров (mihpetrov) wrote,
михаил петров
mihpetrov

как написать...

как написать Горе от ума Грибоедова

1. Задумайте создать новаторскую пьесу. Неважно, что в бушующих спорах о языке вы поддерживаете консерваторов, считающих, что вместо «галоши» надо говорить «мокроступы». Неважно, что комедии, по их мнению, подходит только низкий стиль. В душе-то вы точно не ретроград.

2. Сюжет смело заимствуйте у соотечественников. Возьмите у русских комедиографов (Шаховского, Загоскина, Хмельницкого) базовую схему: любов­ный треугольник, участвующая в нем девушка уже сделала свой выбор и благо­волит к одному из молодых людей. Сами молодые люди противопоставлены по принципу «скромный — заносчивый», «молчаливый — болтливый», «серьезный — легкомысленный» и т. д.

3. Резко переверните традиционную систему персонажей комедии, которую только что усвоили. Сделайте главного героя заносчивым и болтливым (и пусть он произносит длинные программные монологи), а его скромного и немногословного оппонента, которого читатели привыкли воспринимать как главного положительного персонажа (и к которому благоволит героиня), выведите лицемерным, заискивающим и необаятельным.

4. Продолжайте экспериментировать: пусть в вашей пьесе будет не один конфликт, а два. Вы прочли достаточно пьес европейского классицизма (Мольера, Мариво, Шеридана, Бомарше), чтобы не следовать его законам слепо. Допустим, единство времени и места еще можно соблюсти, но с дей­ствием поэкспериментируйте: попытайтесь создать динамику сюжета за счет двух связанных между собой конфликтов (условно говоря, «любовного» и «общественного»).

5. Придумайте своим героям говорящие фамилии — это еще одна черта классицизма, которую вам надо творчески переработать. Пусть фамилии намекают на какую-то черту персонажа, но не определяют его целиком: Молчалин не просто молчит, а Репетилов не просто повторяет.

6. Сделайте каждого персонажа уникальным; ключ к этому — речь. Пусть Скалозуб переводит все на язык привычных для него казармы и плаца, пусть Платон Михайлович Горич выражается как можно однообразнее, а реплики князя Тугоуховского не превышают двух слогов… Помните: чем разнообразнее и ярче речи героев, тем скорее ваша пьеса станет настоящей энциклопедией крылатых слов и выражений.

7. Придумайте много действующих лиц. Пусть их будет с запасом, больше, чем надо. Побольше внесценических.

8. Пусть у ваших героев будут прототипы в реальной жизни. И не бойтесь: через 25 лет никого уже будет не узнать, а вы создадите настоящие литера­турные типы, с которыми будет соотносить себя и своих знакомых не одно поколение читателей. Спишите портрет Фамусова с собственного дяди, не забывайте о своих сослуживцах, просто случайных знакомых и, конечно, всем известных московских дамах. Больше всего вложите в главного героя. Уже первые читатели соотносят его с Чаадаевым благодаря антикрепостни­ческим речам и созвучию фамилий? Тогда добавьте в него черт вашего друга Кюхельбекера: смешную странность, грозные взгляды и резкий тон. И не за­будьте о Байроне: в глазах всего мира английский поэт — главный борец с «общественным мнением», а сплетни вокруг его развода, домыслы о его сумасшествии и эмиграция из родной страны давно у всех на слуху.

9. Вообще сделайте главного героя чрезвычайно противоречивым — это потом будете упрощать и говорить, что в вашей пьесе «25 глупцов на одного здравомыслящего человека». Зарифмуйте фамилию героя со словом «дурацкий», не бойтесь ставить его в комические ситуации, но комедию превратите в трагикомедию: наложите на традиционно комедийный любовный сюжет трагический конфликт незаурядной личности и не принимающего ее общества. Пусть ближе к концу пьесы у героя появится пародийный двойник, в котором комические черты будут еще преувеличены: на его фоне герой, проигрывающий и в любви, и в свете, покажется трагическим.

10. Не сводите и других персонажей к простым функциям. Пусть Фамусов скажет несколько фраз в стиле Чацкого, пусть Скалозуб неожиданно начнет сыпать остротами, пусть первые внимательные читатели недоумевают, что ваша Софья «не то …, не то московская кузина», а в Репетилове найдут «2, 3, 10 характеров».

11. Изобразите механизм распространения сплетни — он поможет вам связать любовный и общественный конфликт воедино. Пусть сначала главный герой назовет свою отвергнутую любовь «сумасшествием». Затем усиливайте этот мотив еле заметными штрихами: следующей о сумасшествии должна сказать отвергающая героя возлюбленная, потом ее слова непременно должны повторить безымянные господа N и D… Так недоразумение разрастется до мас­штабов заговора — и нелепое положение героя окрасится в трагический тон.

12. Введите тему женской власти. Начините с простого: «век минувший» связан прежде всего с правлением женщин-императриц, так и у вас: Софья начальствует над Молчалиным, Фамусов трепещет собственной свояченицы, Платон Михайлович Горич покорно слушается жены. Софья Павловна, Татьяна Юрьевна, Наталья Дмитриевна, Марья Алексеевна, графиня бабушка и графиня внучка — наводните пьесу женскими персонажами (в том числе внесцени­ческими), обладающими властью над своими мужчинами и влиянием на общественную жизнь.

13. Создайте запоминающийся образ Москвы. Как коренной москвич, вы знаете, что «на всех московских есть особый отпечаток», и любите свой город (к тому же совсем недавно он пережил страшный пожар), пусть недо­статков у него хватает. Покажите московские реалии с разных сторон: великолепные особняки и их зажиточные владельцы, постоянная светская жизнь и патриар­хальные нравы, Английский клуб на Страстном бульваре, Кузнецкий Мост, где толкутся иностранные торговцы и местные модники, — все это должно будить в разных персонажах разные чувства, от восхищения до презрения. И даже если из-за обличительных речей главного героя образ первопрестоль­ной выйдет не совсем привлекательным, дайте читателю понять: принцип «Ну как не порадеть родному человечку» не только символизирует коррупцию, но и противопоставляет родную семейную Москву холодному чиновному Петербургу.

14. Экспериментируйте со стихом. Для этой цели нет ничего лучше вольного ямба — и не бойтесь того, что им уже пишут многие ваши современники. Стилистический потенциал этого размера далеко не исчерпан: именно вольный ямб с его резкими интонационными перебивками позволит соединить высокую риторику с элементами живой речи.

15. Смиритесь с тем, что не увидите пьесу поставленной. Вы создаете, по сути, литературное, а не драматическое произведение, удел которого — чтения (не только в дружеском кругу, но и в салонах и гостиных), в лучшем случае — постановки отдельных сцен и публикация фрагментов. Зато в кругу литераторов ваша пьеса мгновенно станет событием, а чтение и обсуждение дадут возможность совершенствовать текст. Будьте готовы к цензурным преследованиям. Раз нет надежды опубликовать сочинение целиком, поощряйте создание рукописных копий (только внимательно следите за их качеством) и переводов на другие языки.

16. Отдохните немного от литературного труда. Возвращайтесь на службу, изучайте иностранные языки (например, арабский, персидский и турецкий), сочиняйте музыку, пишите путевые заметки и мечтайте о том, чтобы после гениального пустяка написать наконец настоящую высокую трагедию.
Tags: как правильно..., совет, спер
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • цитата на сегодня

    Государство швыряет деньги на любую глупость, а на решение важнейших вопросов у него не находится и гроша. Это заложено в его природе, ибо…

  • цитата на сегодня

    Сколько раз я уже убеждался, что ничто хорошее не повторяется. Если и следует ждать хорошего, то каждый раз, конечно, не похожего на пережитое. Но…

  • цитата на сегодня

    Иногда ты должен побежать, чтобы увидеть, кто побежит за тобой. Иногда ты должен говорить мягче, чтобы увидеть, кто на самом деле прислушивается к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments